Островная Арктика

Arcticlight.ru

Работа Г. Ф. Морозова «Учение о лесе»

Основной стержень «Учения о лесе» фитосоциологическая трактовка типов леса. В наши дни его следует оценивать не только в плане содержания самой книги, но и в свете того влияния на лесоводственную литературу, какое она оказала с момента выхода первого издания. В этом смысле чрезвычайно характерно, что реакционные <фитосоциологические», телеологические и грубо механические направления в ботанике черпали свое обоснование в значительной степени за счет этого учебника.

Телеологическими трактовками пестрит вся книга Г. Ф. Морозова. Поэтому и учение о типах насаждений Г. Ф. Морозова в той форме, как оно им в свое время разрабатывалось, не может быть целиком принято теперь. Оно должно быть согласовано, с одной стороны, с новейшими достижениями лесоводственной мысли, с другой, с диалектико-материалистическим подходом к изучению леса.

Подход к проблеме правильного ведения лесного хозяйства на основе изучения биологических и вообще естественно-исторических закономерностей леса как растительной базы является здоровой и научной точкой зрения, отвечающей нашей сегодняшней практике социалистического строительства. Но в трактовке этой стороны дела Г. Ф. Морозов является сторонником социального, буржуазного дарвинизма, извращающего учение Дарвина.

Так, на странице 299 книги мы находим заключение, что — «лес не есть только общежитие древесных растений, он представляет собою общежитие более широкого порядка; в нем не только растения приспособлены друг к другу, но и животные к растениям и растения к животным, все это взаимно приспособлено другу к другу, и все это находится под влиянием внешней среды. Это взаимное приспособление всех живых существ друг к другу в лесу, в тесной связи с внешними географическими условиями, создает в этой стихии свой порядок, свою гармонию, свою устойчивость и то подвижное равновесие, какое мы всюду наблюдаем в живой природе, пока не вмешивается человек».

Понимая взаимодействие не как исторические формы различий и. связей взаимоприспособляющихся организмов в борьбе за существование и отбор, то есть не дарвинистически, Г. Ф. Морозов суживает значение борьбы до значения простого, хотя и важного состояния,. имеющегося на ряду с другим противоположным состоянием, вытекающим из взаимодействия взаимопомощью, причем природа взаимодействия остается в книге неопределенной.

Мало того, он принимает дарвиновские закономерности на ряду с другими, а не как основное. Отсюда, например, утверждения,. что — «биологические свойства различных древесных пород, объясняя и определяя свойство и формы леса, в свою очередь, органически вырабатывались не только под влиянием известной физико-географической обстановки, нон отбора, борьбы за существование и других социальных. моментов, характерных для леса» (стр. 103).

Такая Постановка проблемы подводит вплотную Г. Ф. Морозова к механическому закону подвижного равновесия — «благодаря всем предыдущим влияниям (изменения состава лесов) в особенности же прямым, о которых речь будет еще впереди, уничтожается то подвижное равновесие в природе, в частности, в лесу, как 6е в ней существует до вмешательства человека. В природе не существует полезных и вредных птиц, полезных и вредных насекомых, там все служит друг другу и взаимно приспособлено», а отсюда следует вывод, что — «Почти вся лесная и сельскохозяйственная энтомология обязана своим существованием только что сказанному явлению — уничтожению подвижного равновесия в природе и изменению направления естественного отбора».

Вот почему, несмотря на обилие примеров, иллюстрирующих наличие борьбы и отбора в лесу, несмотря на обильные ссылки на Дарвина— «дарвинизм» Г. Ф. Морозова требует основательной переделки.

Более решительного отношения к себе требует ряд положений встречающихся в тексте «Учения о лесе» и не имеющих никакого научного значения. Сюда относятся ссылки на Чупрова, Спенсера, Эспинаса, непрерывные выражения «общественная среда», «общественная жизнь леса», «социальный отбор» и тому подобные моменты, представляющие собою проявление буржуазной теории. К сожалению, выпуск шестого издания «Учения о лесе» стереотипным путем сужает возможность удаления из книги указанных понятий.

Вместе с тем основательная редакционная работа над книгой Г. Ф. Морозова не представляется в настоящее время благодарной, ибо сведения, содержащиеся в ней бесспорно уже недостаточны, частью не соответствуют действительности, и как фактическая сводка этот учеб пик нуждается в серьезных дополнениях. Кроме того, книга изобилует повторениями. Будучи переведена в 1928 г. на немецкий язык и издана в Германии под редакцией проф. Рубнера, она подверглась значительным сокращениям и от этого только выиграла.

С момента выхода первого издания (1920 г.), при широкой постановке в СССР лесного опытного дела, появился ряд новых исследований и открытий, неизвестных в свое время автору «Учения о лесе» значительно дополняющих его, а порою и вносящих существенные изменения в теорию и практику лесоведения и представляющих большой научный интерес. Перейти на страницу: 1 2 3 4

Еще статьи по теме

Болгария и ее столица Странове́дение — географическая дисциплина, занимающаяся комплексным изучением стран, систематизирующая и обобщающая разнородные данные об их природе, населении, хозяйстве, культуре и социальной организации. уристское страноведение за ...

Особенности социально-экономического развития стран Балтии К государствам Балтии относятся Литва, Латвия, Эстония - три суверенных республики, образовавшихся в 1990г на месте бывших прибалтийских республик СССР. Это небольшие по площади и численности населения страны, которые сразу же после провоз ...